Previous Entry Share Next Entry
Восхождение на Эльбрус с севера
mikhpo
Уже год прошел после моего восхождения на Эльбрус, а написать про это в блоге дошли руки только сейчас. И дело не в том, что фотографии были не готовы - они были готовы уже через месяц после возвращения из поездки. И даже не в том, что написать про восхождение и показать фотографии мне было не интересно. Очень даже интересно! Но почему-то сразу после поездки кажется, что спешить с написанием поста не стоит - думаешь, что сначала надо тщательно "пережевать" впечатления. А потом со временем уже как-то "перегораешь", задача написания рассказа каждый раз отодвигается на второй план, находятся другие объекты расходования свободного времени, а стимула возвращаться к пережитым ранее впечатлениям все меньше. И вот результат - действие, о котором пойдет речь ниже, происходило в конце августа 2016 года, а рассказывать о нем и показывать фотографии я буду только сейчас. Больше тянуть решительно нельзя! После Эльбруса был еще Крым, о нем я тоже еще ничего не написал, а на носу уже новая поездка (на острова Крит и Санторини). Так что, пора "подтянуть хвосты".



Эльбрус манил меня уже давно. Еще будучи школьником я участвовал в категорийных горных походах в районе Приэльбрусья, и, естественно, Гора еще тогда произвела на меня громадное впечатление своим величественным превосходством по высоте над окружающими вершинами Главного Кавказского хребта. Как-то после завершения похода наша группа даже сделала вылазку на склоны Эльбруса, поднявшись до Приюта одиннадцати, но тогда цели подниматься на самый верх, конечно, не было. Однако этого хватило, чтобы заинтересовать альпинизмом, заинтриговать Эльбрусом, и тогда я поставил себе галочку обязательно сюда когда-нибудь вернуться "с серьезными намерениями". Эта вылазка на Эльбрус, правда, не только вдохновила меня, но и преподала один важный урок: с горами шутки плохи. Чему поспособствовал вид четырех мешков с окоченевшими телами альпинистов, спущенных на Приют одиннадцати как раз к нашему приходу.

1.


2.


3.


Звезды сошлись на том, что подниматься на Эльбрус мне положено было в августе 2016 г. Почему именно тогда? Потому что именно тогда этим предложил заняться Дима Шатров. Когда идешь в горы, то очень важно, с кем ты туда идешь. С Димой я ранее уже ходил в более-менее легкий трек по Доломитовым Альпам и более-менее сопоставимый с Эльбрусом по сложности Лангтанг-трек (хотя, на самом деле, сравнивать их не совсем корректно, потому что задачи у этих мероприятий разные, маршрут проходишь по-разному и проблемы на маршруте испытываешь разные). Его подход к организации всего, что связано с прохождением горных маршрутов, мне кажется наиболее правильным, поэтому я отдал предпочтение его программе экспедиции на Эльбрус, несмотря даже на то, что его программа подразумевала восхождение на Эльбрус с севера (по менее популярному маршруту) на восточную вершину (которая не самая высокая).

4.


5.


6.


7.


Существует много разных маршрутов восхождения на Эльбрус. С юга, с севера, с востока, с запада, с юга на север и с севера на юг. И у Эльбруса две вершины: западная (5642 м) и восточная (5621 м). В общем, вы поняли: в сочетании этих факторов мы получаем большую вариативность восхождений. Но самым популярным (то есть, самым массовым) является вариант восхождения с юга на западную вершину. Там развитая инфраструктура: несколько населенных пунктов долине реки Баксан (где есть все для туристов), канатная дорога, ратраки. И, признаюсь, в воображении я всегда предполагал для себя восхождение именно с юга. А в итоге пошел по маршруту с севера на восточную вершину. Здесь тебе никаких канатных дорог, шашлычных, туристических магазинов. Нет тут и ратраков, которые могут сократить подъем, а сам подъем от штурмового лагеря до вершины на 300 метров больше, чем по южному маршруту. Считается, что именно из-за последних двух обстоятельств северный маршрут несколько более сложный по сравнению с южным, хотя и не такой сложный, как восточный (по нему, например, в свое время поднялся мой отец) или западный. Замечу, что у нас восхождение было на восточную вершину, которая на 20 метров ниже. С севера можно подняться и на западную вершину, но это занимает больше сил/времени и такую задачу мы изначально не ставили.

8.


9.


10.


11.


Итак, руководителем экспедиции был Дима Шатров. Гидом - Павел Барышников. А что из себя представлял "основной" состав группы? Группа у нас подобралась, как водится в таких случаях, наподобие сборной солянки: из представителей совершенно разных возрастов, разных городов, разного опыта хождения в горы и разной степени физической подготовки. Общее было только то, что все были мужского пола. Итого девять человек, и знал я из них до поездки только двух. Кто-то уже подымался на Эльбрус и на другие вершины, кто-то впервые оказался в настоящем горном походе. Однако могу с уверенностью сказать, что, несмотря на разные характеры, несмотря на возрастные и социальные различия, с каждым из участников группы мне было комфортно. Это при том, что в течение недели мы совместно проживали в стесненных бытовых условиях, испытывали незаурядные физические и психологические нагрузки, да и "горняшка" в любой момент могла ударить по мозгам. Да мне вообще в этом плане везет в последние годы. Куда бы я ни отправился путешествовать с незнакомыми людьми - везде подбирается сбалансированный состав "соучастников", не возникает никаких конфликтов, со всеми интересно общаться.

12.


13.


14.


15.



Всего на горе мы пробыли неделю. И на, собственно, штурм вершины потратили только один день. А чем занимались все остальное время, спросите вы? И действительно, даже неторопливый подъем от базового лагеря на поляне Эммануэля (видна на дальнем плане на фото 11)  до штурмового лагеря (в качестве которого у нас выступал "Теплый стан" - на фото 9) занимает один день максимум. А все оставшиеся дни мы занимались высотной адаптацией - акклиматизацией. Организм, привыкший к равнинной жизни, начинает испытывать проблемы, связанные с кислородным голоданием, которые у большинства начинаются на высотах от 3000 метров. Это называется горной болезнью. У кого-то она начинается ниже, у кого-то выше. Симптомы "горняшки" могут быть весьма разнообразны: головная боль, одышка, вялость организма (которая может резко смениться гиперактивностью), проблемы с пищеварением, психические расстройства. Непривычные физические нагрузки еще больше усиливают горняшку. Если довести горную болезнь до острой стадии, то она может привести к отеку легких или головного мозга. Никакой таблетки от горной болезни не существует. Единственный способ избежать проявления острых стадий горной болезни: постепенно адаптировать организм к высоте.

16.


17.


18.


При подъеме на высоту необходимо обязательно соблюдать следующие правила: а) высоту набирать постепенно; б) подниматься днем на большую высоту, а затем спускаться и ночевать на меньшей; в) все время внимательно наблюдать за состоянием организма. Так что, типичный день у нас выглядел следующим образом. Утром, не спеша позавтракав, выходим на акклиматизацию. К полудню доходим до некой условной точки возврата (или как будет погода складываться). К обеду возвращаемся в лагерь. Далее весь вечер, в принципе, свободен. Бывали, конечно, и исключения - пару раз мы выходили на послеобеденную акклиматизацию. Но такому распорядку дня (первую половину дня на акклиматизацию, вторую половину дня на отдых) способствуют и погодные условия. Дело в том, что погода в горах Кавказа в течения дня типично меняется следующим образом: утром ясно, к обеду накапливается облачность, после обеда небо затягивает и самое время для дождика, вечером небо вновь растягивается, а к ночи оно уже снова ясное. Это я, конечно, утрирую, но большинство дней были примерно такими как в это мое посещение Кавказа, так и в предыдущие. Первую половину недели мы акклиматизировались "на травке", возвращаясь в лагерь "Ослик" на поляне Эммануэля (высота 2600 м), а вторую половину недели акклиматизировались уже на леднике, проживая в лагере "Теплый стан" (3800 м).

19.


20.


21.


22.


И вот пришло время штурмовать вершину. Этому предшествовал день отдыха: мы никуда не ходили, набирались сил и отсыпались - ведь выйти из штурмового лагеря предстояло в полночь. Два участника группы остались в лагере, но к группе присоединился еще один гид - чтобы свести кого-то из участников вниз на случай, если тот не сможет продолжить восхождение (забегая немного вперед, это в итоге не понадобилось, но дополнительная предосторожность в таких случаях никогда не лишняя). Выйдя из лагеря, как и было запланировано, в полночь, первые несколько часов мы подымались в кромешной тьме, освещая путь налобными фонариками. Никогда ещё у меня не было такого ощущения полного отрыва от реальности. Будто находишься на другой планете. Над головой открытый космос - звёздное небо без единого облачка и безлунное (как на заглавной фотографии). А вокруг не видно ни зги. Только маленькое пятно света от налобного фонарика, выхватывающее ледник под ногами и спину впереди идущего товарища. И ещё в этом фантастическом мире были видны цепочки "светлячков", тянущиеся по склону горы - это фонарики других групп восходителей, вышедших одновременно с нами. Было очень холодно и дул сильный ветер, неся в глаза мелкую снежную крупу. Первые часов шесть я шёл будто в анабиозе, пока не пришло время рассвета. С восходом солнца, которое застало нас на выходе из сказ Ленца, стало потеплее и ветер стих. Идти стало веселее, но впереди ещё предстояло одолеть самый сложный участок подъема. Ведь чем больше высота, тем сложнее дается каждый шаг, а сил остается все меньше. Камеру я взял с собой, но почти не фотографировал - не до того было.

23.


24.


25.


26.


Через десять с половиной часов после начала восхождения мы поднялись на восточную вершину. Я знаю, что не смогу описать словами всю палитру испытанных мною в тот момент эмоций и пришедших в голову мыслей, поэтому не буду даже пытаться. Все затраченные усилия, перенесенные невзгоды и испытанные волнения наконец окупились! Я находился на вершине Эльбруса! А ведь могло возникнуть столько обстоятельств, которые бы помешали успеху дела! Могли сложиться неблагоприятные погодные условия. Могла подкосить горняшка. Наконец, могло просто не хватить сил на штурм вершины (насколько я слышал, из вышедших на штурм в тот день до вершины добралось менее половины). Металлическая пирамидка на фотографиях ниже обозначает, собственно, восточную вершину Эльбруса. К сожалению, долго на вершине оставаться было нельзя: холодно, сильный ветер, самочувствие на высоте не очень, да и нужно спуститься как можно ниже до начала непогоды. Полчаса на то, чтобы перевести дух, отойти от эйфории, сделать фотографии возле пирамидки, а далее предстояло еще четыре с половиной часа спуска в штурмовой лагерь.

27.


28.


Признаюсь, что до сих пор не могу ответить для самого же себя на вопрос: а для чего, собственно, это все надо было? Может, чтобы доказать себе что-то? Чтобы ощутить на себе условия "первобытного" существования в борьбе с силами природы и самим собой, кардинально отличающиеся от условий размеренной "равнинной" жизни? Может быть, все это ради получения порции адреналина? Не знаю. Наверно, получить ответы на эти вопросы мне еще предстоит в будущем. Но могу с уверенностью сказать уже сейчас, что дело это мне понравилось и хочется продолжения опыта. Пока что это желание еще не воплощено в конкретных планах, но зов гор я стал чувствовать на себе еще сильнее.

29.


Напоследок несколько фотографий авторства Димы Шатрова.

Наша группа на вершине.



Это я.



Пора домой.



Recent Posts from This Journal


  • 1
Рад, что понравилось! Постараюсь впредь оперативнее делать записи в блоге. На очереди дикие пляжи сентябрьского Крыма. ))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account